Регина Соболева

ВЕРХНИЙ ПОСТ

ПРОФИЛЬ
МЕТКИ
ФРЕНДЛЕНТА


РЕГИНА СОБОЛЕВА. Образование - высшее (специальность - журналистика). Занимаюсь журналистикой и дизайном книг. Хобби - фотография и литература. Мне 29 лет. Живу (пока что) в Москве. До этого жила в Новом Уренгое и Вологде. Часто бываю в Казани. До недавнего времени делала с кучкой единомышленников газету "ВЫСКОЧКА". (Проект закрыт).

ЭТОТ ЖИВОЙ ЖУРНАЛ, в основном, о журналистике, литературе, всяческой социалке. Присутствуют любительские фоторепортажи собственного сочинения, а также фотографии Бориса Панкина. Еще я немного пишу о личном.

ФРЕНДПОЛИТИКА моего ЖЖ проста. Взаимофренд (не люблю "дружить" в одну сторону). В моем монастыре - мои правила (это значит, что никто здесь не хамит, не троллит, не ругается, не флудит и не спамит, просто потому, что я так хочу). Мат и крепкие выражения возможны, если никто никого при этом не оскорбляет. У меня в друзьях - очень хорошие интересные люди. Они все разные, но я всех люблю. Если я вас зафрендила, значит, вы крутой чувак. Поздравляю.

ССЫЛКИ:
Вишлист
В контакте
Фейсбук
Стихи
Проза
Регина Соболева

Первые современные

Вот я давно не писала в блог. Вроде как длинно и умно не о чем было, а кратенько и смешно можно и в фейсбук накатать. Теперь все в фейсбуках, да в контактах зажигают. И как бы ни было страшно и больно, но существует даже такое явление, как "поэзия вконтакте". Это собрание молодых энергичных громких и ярких поэтов, у каждого из которых есть паблик своего имени, наполненный стихами, они создают литературные группы, организуют встречи, собираются в кафе, клубах, арт-пространствах и так далее. О, их очень много в Москве. Потихоньку это явление проникает и в провинцию. Молодежь нещадно интересуется поэзией. особенно в чести у них Серебряный век. Есенин и Маяковский эксплуатируются в хвост и в гриву. Сейчас я часто хожу на эти молодежные литературные тусовки, просто потому что они по-любому интереснее тусовок "признанных авторов", и могу сказать, что не все юные поэты плохи, не все бесталанны. Есть очень яркие авторы. На сотню Арс-Пегасов и Стефаний Даниловых есть два-три Александра Антипова и две-три Марьи Куприяновы. Но и это много.

Вчера в моей любимой Вологде прошел Первый ежегодный всероссийский фестиваль современной поэзии. Организатором выступила "Проектная группа 8", которая вообще-то по большей части занимается современной архитектурой. Среди участников были заявлены все те же молодые авторы: Арс-Пегас (Москва), Егор Сергеев (Петрозаводск), Александра Кириллова (Вологда), Иван Фефелов (Москва), Миша Федотовский (Вологда), Крис Аивер (Москва), Виктория Манасевич (Санкт-Петербург), Антон Володин (Астрахань), Павел Крузенштерн (Санкт-Петербург). Еще за несколько недель до события, кое-кто из знакомых мне вологодских авторов, скажем так, старой школы, возмущался формулировкой "Первый ежегодный всероссийский фестиваль современной поэзии". Конечно, все мы считаемся современниками самих себя, к тому же в Вологде фестивалей актуальной и современной поэзии прошло уже довольно много ("Плюсовая поэзия" и "М-8" - оба можно считать всероссийскими). Так откуда же такой гонор? Что ж, думаю, в данном случае ответ прост. Это война поколений. Точно так же как поэты старой школы не замечают молодой поросли, юные литературные таланты не замечают авторов постарше. Все честно и логично. Да, молодые сетевые литераторы обладают непомерным гонором, они страстные и живые. Но не обладай они всеми этими качествами, кто бы их заметил? Кто бы стал возмущаться категоричностью и скандальностью их формулировок? В своем роде Арс-Пегасы выбрали правильную стратегию. Глупо на них за это обижаться. Но, может быть (всего лишь может быть) дело в том, что обидевшихся (или сделавших вид, что им все равно) крепких опытных авторов, не позвали на фестиваль? Но и тут все ясно. Молодые поэты вконтакта просто не знают об их существовании, потому что не такие уж они известные. Не Есенины и Маяковские, чай. Да и стихи - на любителя. Разве нет?

Да, это обидно. Арса-Пегаса теперь знают очень многие, имена Ивана Фефелова и Крис Аивера на слуху... А кто в курсе, кто такие Евгений Лесин, Андрей Чемоданов, Александр Переверзин и так далее? Только любители. Узкий круг избранных, большая часть которых - тоже поэты. Мне тут подсказывают: "Это как если бы Иосиф Кобзон возмущался, что его не пригласили на рок-фестиваль". А вы как думаете? Думаю, конфликт этот вечен.

Арс-Пегас, в миру более известный как Арсений Молчанов, вчера выложил первую фотку с вологодского Первого ежегодного всероссийского фестиваля современной поэзии. На ней изображен зрительный зал в областной библиотеке. Он битком. Вологодская молодежь сделала свой выбор в пользу вот такой современной поэзии:

моя любовь подобна ночному метрополитену,
моя любовь подобна связке сухарей,
моя любовь подобна Питеру Пену,
моя любовь употребляет ямб и хорей,
моя любовь постоянно то смеётся, то плачет,
моя любовь — и сперматозоид, и яйцеклетка…
ты спросишь меня: «что это за чушь собачья?!» —
это современная поэзия, детка.

(с) Арс-Пегас

Да-да, я знаю, старички сейчас начнут плеваться и плакаться. Но тут я могу сказать - сами виноваты. Вы не умеете заинтересовать молодежь. От вас воняет перегаром и помойкой (не от всех, слава ктулху), на вас всегда одни и те же дранные свитеры, начесанные бороды (вот это почти у всех), у вас тихие и слишком правильные стихи. Основная масса вас, спившихся гениев, способна испугать любого. Да и стихи хороши совсем не у каждого из вас. На вечерах в музее Серебряного века, где подвизается "Культурная инициатива" мне с такой же частотой бывает стыдно слушать, как и на концертах в клубе "Mollinari" ("Поэтарий" и "Обелиск"). Но есть действительно мудрые поэты. Те, что не считают Литературный институт помехой в создании собственного поэтического паблика вконтакте. Старички, может, вам взять пример, м?
Регина Соболева

Золотая монетка Илья-Премии

С проектом "Илья-Премия" я знакома уже более шести лет. В далеком 2008 году, в нежно-розовые времена ученичества, посвященные маленькой вологодской литературной студии, мне все казалось не таким уж безнадежным. По наущению, активному настоянию Галины Щекиной (руководителя "ЛИСТА"), сопровождающемуся пинками и громкими криками, большая часть студийцев отправила стихи, рассказы и эссе на московский конкурс, о котором тогда никто из нас почти ничего не знал. В тот год сразу несколько вологжан стали финалистами "Илья-Премии", в том числе и я. Никто из нас не был достоин Гран-При (по словам одного из членов жюри Марины Кудимовой), но никто и не расстроился. В руках у нас оказались симпатичные дипломы, и мы во все уши слушали, кто же такой Илья Тюрин, смотрели на основателей конкурса, на других участников, друг на друга, и думали: "Что же теперь будет?". Мир не перевернулся, конечно же. Но лично я именно тогда познакомилась с некоторым количеством интереснейших людей. С некоторыми из них до сих пор продолжаю общаться. Любой проект - это прежде всего люди. И люди "Илья-Премии" пришлись мне по душе. В первую очередь, я имею в виду Ирину Медведеву, мать Ильи Тюрина и президента Фонда его памяти. Она очень хороший человек. И даже такой сухарь, как я, способен это заметить. Два или три года назад Ирина Бениаминовна включила меня в экспертный совет премии (как раз тогда конкурс становится полностью публицистичным). Я стала читать все предварительно отобранные эссе, выставлять оценки, сама писала работы на заданные темы (в частности, чтобы проверить, не глупее ли я тех, кого сужу), а потом высказывалась по поводу победителей. Не всегда мой выбор и выбор других членов жюри совпадал, но в этом году случилось именно так. Почти неделю назад, 11 октября, в уже знакомой моим читателям библиотеке имени Лермонтова в Сокольниках прошло подведение итогов конкурса "Илья-Премия" за этот год. Конкурс был посвящен юбилею Лермонтова, и его темой стало "Гениальность - свойство юности?". Гран-При получила Дарья Кожанова из Ярославля, вполне заслужеено, как мне кажется.



Думаю, многие знают, как проходят подведения итогов разных литературных премий, презентации литературных журналов и прочие литературные встречи. В разговорах. Долгих, нудных, сокрушающих любое терпение. Впрочем, изредка кто-нибудь все же скажет что-то умное. Иногда этого даже стоит подождать. А иногда никто так ничего по существу и не скажет. Так что, в принципе, лучше никогда ничего и не ждать. Если перефразировать - часто приходится есть много-много невкусного скучного теста, чтобы добраться до сочной творожной серединки. То есть, приходится долго-долго выслушивать речи всяческих зануд, чтобы потом увидеть, как награждают настоящего победителя. Ради этого я и пришла. Жаль, конечно, что на этот раз никто не шутил искрометно, не скандалил, зло и ярко, и даже драк не устроил. Люди не перебивали друг друга, захлебываясь словами, а просто лениво выпускали пар изо рта. В библиотеке имени Лермонтова в год двухсотлетия Михаила Юрьевича неудивительно, что большая часть разговоров касалась личности, творчества поэта из школьного курса литературы. Гости проекта обсуждали тему конкурса "Гениальность - свойство юности?" и попутно выясняли оттенки гениальности Лермонтова. Марина Кудимова подарила нам немного биографии поэта в собственном изложении, Юрий Беликов поведал об истории "Илья-Премии", члены экспертного совета (Мария Малиновская, Сергей Баталов, Зульфия Алькаева, Борис Куенков и другие) рассказали о работах конкурсантов этого года. По признанию Ирины Медведевой эссе на этот раз было мало, в короткий список отобрать лучшие удалось со скрипом. Многие заметили, что тексты выглядели школьными сочинениями и не блистали оригинальностью. Что ж, это действительно так. Проблема конкурсантов мне видится двояко. С одной стороны, как я уже вынуждена была отмечать в прошлом году, мало кто знает, что такое эссе, как жанр, что в текстах этого плана подразумевается наличие мысли и личного мнения. Эссе - это эгоцентричное рассуждение, в данном случае, на заданную тему. Эссе при таких условиях становится хорошим показателем уровня развития автора. У талантливого писателя обязательно должно быть свое мнение, именно свое. Пусть оно будет смешным, странным, даже самым невероятным, но собственным. И это уже вторая проблема конкурсантов "Илья-Премии". В процессе чтения несчастных негениальных эссе создается ощущение серой тряпки, накинутой на голову. Неприятно быть притушенным торшером. Неприятно, когда тебя принимают за идиота. Или за учителя младших классов. А неприятности эти случаются, когда авторы всеми силами пытаются отгадать, какую точку зрения от них хотят получить члены жюри. А если хочется просто почитать умное эссе? Скажу честно, из всей кипы работ, что пришлось прошерстить, запомнила я только "Золотую монетку" Дарьи Кожановой. В тот момент я еще не знала, что это молодая девушка из Ярославля, не видела ее лица, не представляла себе ни в общем ни в частности, как выглядит автор. Но уже тогда поняла, что мысли ее свежи, искренни, слово легко и приятно, потому невозможно отнестись к ней без уважения. Было приятно осознавать, что, возможно, Дарья Кожанова - моя будущая коллега. Примерно такие мысли проносились в голове во время разного рода обсуждений, награждений и других подведений итогов. Знаете, мне бы очень хотелось, чтобы каждый мог говорить громко и свободно в этом  литературном мире, и чтобы достойный был услышан. В этом году "Илья-Премия", как мне кажется, завершилась счастливо. Достойный был услышан. Дополнить свой сбивчивый рассказ я могу тем, что лучше и красноречивее любых слов, фотографиями, репортажем из библиотеки имени Лермонтова в Сокольниках.
Collapse )
Регина Соболева

Новый победитель "Заблудившегося трамвая"

Борис Панкин стал победителем XI Гумилевского конкурса "Заблудившийся трамвай", заняв в нем первое место. Выяснилось это вчера, 30 июня, в Санкт-Петербурге в рамках фестиваля "Петербургские мосты" в "Буквоеде". Если думать о стихах Бориса Панкина, признаться, трудно представить себе поэтику, менее похожую на поэтику Гумилева (которого я лично считаю громкой бездарностью). Но с "Заблудившегося трамвая" уже давно снимают сливки совсем разные авторы, как, например, победитель прошлого года, Игорь Белов, один из скучнейших поэтов российской современности, или победитель позапрошлого года, Максим Жуков, абсолютный антипод Белова (основной корпус стихов Макса Жукова - это рассказы о том, как он славно бухнул и снял потом телочку). Все очень духовно и разнообразно. И, конечно, не совсем отстойно. Большая часть победителей Гумилевского конкурса стихи писать умеет. И наконец-то шоколадную медальку "Заблудившегося трамвая" попробовал на зуб автор, жесткий, правдивый, смелый, иногда излишне сухой или брутальный, но всегда интересный. Его стихи просты, понятны и доходчивы, они железным топором вламываются читателю в мозг, горькой водкой вливаются ему в горло... И - запоминаются. Надолго.

Регина Соболева

Красный угол Елены Греминой

Еще немного расскажу вам о Вологде. Конец июня и начало июля в этом городе обычно выдается богатым на культурные события: театральный фестиваль ("Голоса истории"), день города, кинофестиваль ("VOICES"). И если о дне города я уже рассказывала в блоге несколько раз, то фестивали почему-то раньше обходила стороной. В этом году постараюсь ситуацию исправить. Итак, 27 июня в центре культуры «Красный угол» состоялся мастер-класс режиссера, сценариста и драматурга Елены Греминой. В 2013 году Елена Гремина дебютировала как театральный режиссер, поставив в ТЕАТРЕ.DOC спектакль по своей пьесе «150 причин не защищать Родину», который вошел в программу XII Международного театрального фестиваля «Голоса истории». Именно об этой пьесе больше всего говорили на мастер-классе. В ходе разговора также речь шла о тенденция современного театра, о войне, о патриотизме и так далее. Думаю, это было самое интересное событие "Голосов истории". Для меня - точно. И сейчас я расскажу вам, почему.



Как мне кажется, на театральном фестивале "Голоса истории" впервые возникла такая своеобразная ситуация, - женщина-режиссер представила вологжанам историю о мужчинах, рассказанную актрисами-женщинами, ведь все мужские роли в спектакле "150 причин не защищать Родину" исполняли именно женщины. Вы удивитесь, но впервые я пожалела, что не сходила в театр. Не люблю театр. Этот уровень условности усыпляет меня - я не верю актерам (которые обычно переигрывают безбожно), я не верю режиссерским задумкам (которые обычно суть плоды больного сознания), я не верю интеллигентным повадкам театрального персонала (которые обычно ведут себя как последние портовые шлюхи). Театр для меня - это ад, идиотический катарсис. Но Елена Гремина удивительно правдоподобно рассказала о том, как она рассказывала о войне в пьесе, поставленной в нашумевшем ТЕАТРЕ.DOC. Что-то в этом есть. Падение Константинополя, смена эпох, сломы в сознании людей, стоящих на самом краю, шагающих или не шагающих в пропасть... Мастер-класс прошел в режиме ответов на вопросы публики, чем-то напоминал пресс-конференцию. Только на месте пытливых журналистов с диктофонами оказались обычные вологодские зрители, те люди, что сходили на спектакль Греминой, собираются сходить на него или просто читают ее пьесы. Было мило и даже слишком мило. Впрочем,150 - это слишком абстрактное число, не находящее подтверждений в тексте. А уровень условности постановок ТЕАТРА.DOC слишком убог для моей психики. Поэтому я даже не знаю, что выбрать: текст пьесы или посещение театра. Но что-то выберу точно.
Collapse )
Регина Соболева

Privet Earth в Харди-Гарди

25 июня в вологодском клубе "Харди-Гарди" состоялся концерт рок-группы из Лос-Анджелеса "Privet Earth", солистом которой является "бывший" вологжанин Иван Смирнов. В клубе, конечно, было в достаточной степени душно, тесно и мерзко, но атмосферу можете оценить сами. Фотографии будут под катом. А пока я расскажу вам, чем бы я занялась вместо всего этого непотребства, коли умела бы рассуждать логически.



Дело в том, что в "Харди-Гарди" собралось много моих знакомых. Конечно, они подходили, здоровались и первым вопросом, который мне задавали после этого, было: "Ты специально на этот концерт в Вологду приехала?". После второго раза я начала подозревать неладное. Почему бы я должна была приехать из Москвы в Вологду только ради "Privet Earth"? Потому что когда-то я общалась с солистом? Давно уже не общаюсь. Потому что люблю такого рода музыку? Сейчас я чаще слушаю хеви-метал и этно-рок (да, вот такое странное сочетание). Просто потому что я люблю музыку? Не до такой степени. Я могла бы приехать в такую дыру, как Вологда, ради моего любимого мороженого, ради того, чтобы сфотографировать обнаженного мужика в маковом поле, ради свадьбы лучшей подруги, в конце концов, но не ради музыки. Так что вы понимаете - это был шок. Да и клуб не порадовал. Тесный (для рок-клуба это нонсенс), душный (наверное проблемы с вентиляцией), хамоватые официанты (впрочем, в Вологде это неудивительно), невкусная еда... Фотографии у меня не очень хорошо получились. И я, если честно, пожалела, что пошла на концерт. Но, как вы понимаете, в этот вопросе все индивидуально. Кого-то из любителей "Privet Earth" явно неплохо проколбасило на пятачке перед сценой.
Collapse )
Регина Соболева

Голова - всему голова!

Сегодня очень оранжево, вы не находите? После такого интересного футбольного матча меня лично тянет на поговорить. Вынуждена признать, что в моей жизни до этого момента был только один футболист - Зинедин Зидан. Он охуенен, лыс и страшен, как черт. И так забивать головой, как это делает он, никто не умеет. Или не умел... до сих пор. Кажется, его место в моем сердце пытается занять Ван Перси. Бля! Какой был гол! Самый охуенный гол в моей жизни (я о 44 минуте в матче Испания-Нидерланды). Ну, после гола Зидана в ворота сборной Бразилии в финале ЧМ 1998 года. После? Отмечу, что если бы Ван Перси не был таким симпатичным мужчинкой, у меня даже не возникло бы сомнений (вы знаете, я страшненьких люблю). Я бы даже вздрочнула на него пару раз. Ну, а пока - о футболе. Вот вам для сравнения.



Регина Соболева

Высокое напряжение

Недавно едем мы с братом в поезде и разговариваем. "Знаешь, что в тебе самое противное?" - спрашивает меня брат. Отвечаю, что не знаю. Братишка продолжает: "У тебя плохой характер. Ты людей не любишь. На какого-нибудь постороннего плюешь и не морщишься. Но если человек тебе близкий, друг или родственник, он может из тебя веревки вить. Вот и получается, что ты слишком добрая, хотя и жутко злая". Я, конечно, перефразировала и убрала сленг, но смысл тот же. Брат у меня умный, несмотря на то, что балбес. Как видите, сегодня у меня опять философский пост. Перед сном рассуждаю о своей жизни. Кажется, без этого уже не засну.

Недавно я поняла, что стала слишком ленивой для того, чтобы лгать. Ложь выматывает. Впрочем, мне это всегда плохо давалось. Поэтому у меня такое тухлое лицо. Тухлое, неприятное, злое, высокомерное. Как бы вам не казалось, это все правда. Но я имею право иметь какое угодно лицо, хоть самое тухлое на свете. Я имею право быть доброй или злой, пока не занимаюсь убийствами, изнасилованиями и прочими пакостями. И да - мне хочется быть ленивой. Маленьким ленивым зверьком, который никому ничего не должен.
Стоит меня напрягать или не стоит - спросили у меня недавно. Я ответила, что не стоит. И забыла добавить, что людей напрягать вообще не стоит. Никаких. Никогда. Это мое основное правило. А в последнее время меня лично напрягает все. Надо выйти из комнаты, я целую в лоб портретик Бродского, и заворачиваюсь потуже в одеяло. Авось пронесет, и из комнаты выйдет кто-то за меня. Но так как напрягать я никого не люблю, выходить все-таки приходится. Бродский на портретике обиженно надувает губки. А я напрягаюсь. Но, знаете, лучше уж сто раз напрячься самой, чем один раз напрячь другого. Легче. И полезнее для здоровья.
Эти несколько лет я живу в зоне высокого напряжения. Мне напряжно жить. Люди, дела... И почему-то я всем что-то должна. Вроде бы, как можно было успеть в двадцать шесть лет так крупно задолжать? А вот. Не подумайте - я не жалуюсь. Иногда приятно помочь кому-то за просто так, за спасибо, за хорошее отношение. Но помощь и долг - вещи разные. Когда помогаешь или говоришь правду, все само собой выходит (хоть ты потом и пожалеть можешь). А когда должен, когда напрягают... ничего не хочется, и руки опускаются.
Все знают, что я - человек крайне ленивый. И вот поэтому не хочу себя лишний раз напрягать. Нет. Я решительно прощаю себе все свои долги, даже крупные. Даже по отношению к близким родственникам. Ребят, мне пора снижать напряжение. А то ненароком грохнет. Вам же хуже будет. Так что я теперь злая. Для всех, кроме себя самой.
Регина Соболева

День Святого Патрика в Сокольниках

15 марта в парке Сокольники прошел официальный парад в честь Дня Святого Патрика, который по какой-то странной причине празднуется и в Москве тоже уже в который раз (кстати, в который?). В три часа зеленые человечки должны были собраться на Арбате для неофициальной части праздника и флеш-моба. Вечером все потянулись по кабакам. А мы немного поснимали зеленое мартовское безумие в Сокольниках. Всего делов. Да, мы видели зеленых человечков. Их было много. Намного больше, чем инопланетян на Марсе и ирландцев в Ирландии.



Это был грандиозный День Святого Патрика. Во всяком случае, для меня. Потому как раньше, несмотря на три года жизни в Москве, в эдаком параде я не участвовала. Шествие, впрочем, напоминает "Дримфлеш", который я как раз уже снимала. За одним исключением. Я имею в виду обилие кельтской символики и зеленого цвета, трилистников, горшков с золотом, ирландских флагов и прочего специфического стафа. Но людей в костюмах тоже было много, что радует. Нельзя не улыбаться, глядя на гигантского крыса, обнимающего девушек, рыжеволосого гнома с волшебным сучком в руке, пикачу с флагом в зубах или очаровашку бендера с бородой и в цилиндре. В Сокольниках к сцене было не протиснуться. Но люди не унывали. То тут то там стихийно организовывались кельтские танцы. Люди водили хороводы и играли в ручеек. Волынщики собирали вокруг себя толпы, может быть, чуть менее шикарные, чем толпы вокруг сцены. О, да! Зеленые человечки находили себе занятия по душе. И, кстати, так ни одного настоящего ирландца я на улице и не встретила... ну, если не считать, парочки симпатичных ирландских сеттеров, тусовавшихся возле кафе напротив сцены. Почему нам так полюбился День Святого Патрика? Потому что это живописное оправдание бухать до умопомрачения? Как бы то ни было, а шалость удалась.
Collapse )
Регина Соболева

Умка в Пунктуме

14 марта в лофте "Пукнтум" прошла презентация новой книги от "Умка-пресс", а также выступление самой Умки и еще нескольких музыкантов. После песен и плясок, авторского чтения странных рассказов и так далее, было предусмотрено чаепитие. В маленьком магазинчике керамики, наполненном хипней по самое не могу, прошел действительно адский замес. Удивительно, что никто ничего не разбил и не понадкусывал. Вряд ли я смогу многое рассказать вам о том, что происходило тогда в подвальном, холодном и сыром "Пунктуме". Кажется, ваш фотограф не успел до конца охватить всю картину своим сознанием. Но немного бессознательного нам, успешным пользователям ЖЖ, никогда не помешает.



Итак, половина седьмого вечера, мы спускаемся в катакомбы лофта, идем по коридору все дальше и дальше и каким-то образом пропускаем мимо вход в ту комнатку, где должно было состояться выступление Умки со товарищи. Стоим, рассматриваем комиксы, развешанные на стенах, думаем о жизни, пока не догадываемся вернуться в самое начало инфернального лабиринта. На самой первой двери висит листочек с красочным "Умка тут!". Черт! Мы входим в комнату, оказавшуюся магазином керамики и прочей хипстерской чепухи, и выдыхаем от отчаяния. Их тьмы и тьмы. Юных хипстеров и не слишком юных хиппи, конечно же. Их слишком много, чтобы пройти по комнате и не наступить никому на ногу. Мы протискиваемся к стеночке и ищем себе местечко. Не скажу, что это было просто. Потому что это было не просто. Но мы справляемся. Наглость - второе счастье. Так ведь говорят? До официального начала "музыкального вечера" еще далеко, но на стульчике с гитаркой уже сидит какой-то паренек и поет не очень хорошим голосом не очень интересные песни. Впрочем, его никто и не слушает. Люди все прибывают и прибывают. Я замечаю своего знакомого, вологодского журналиста, но он, кажется, меня не узнает. "Ну и похуй!" - думаю я, берусь обеими руками за тушку своего фотоаппарата и сладострастно начинаю щелкать. В комнате забавное освещение, приходиться бороться с настройками. А господа музыканты тем временем борются с нашими ушами. На стульчик к гитарке приглашается очередной гуру. И это опять не прикольно. Впрочем, возможно, я единственный человек в целом мире, кто так думает. Зато чуть позже длинноволосого старого хиппи на стуле заменяет длинноволосый юный улыбающийся парень из Ялты. Он поет забавные песни. И люди вокруг начинают смеяться. Он сам смеется. И я выдыхаю: "Ну, не совсем пропащий день!". Умка, конечно, представляет каждого выступающего, говорит, что скоро уезжает на месяц в Америку, а потому хочет услышать побольше чуваков, творчество которых ей нравится. Следующим чуваком оказывается Павел Журавель, книга которого стала формальным поводом для встречи. Он читает свои абсурдные слегка инфантильные рассказы. Публике нравится. Мне - нет. Его книжки расходятся влет. Сам он застенчиво глядит в свою бороду и улыбается. Перерыв грандиозно гремит стульями и булькает вскипающим чайником. Все пьют чай, двигают стулья и готовятся слушать собственно Умку. Вскоре она тоже садится на стул и берет в руки гитару. Поет. Оценить ее творчество я не берусь. Оно мне не нравилось еще тогда, когда я пыталась слушать песни Умки в записи. В живую эти песни нравятся мне еще меньше. Не знаю, почему. Остановимся на том, что творчество этого исполнителя мне просто не близко. Фотографии сделаны, бомбы сброшены, и мы сваливаем, не выпив чаю, не купив самиздатовских книжек... но обогатившись опытом. Кстати, вот что выложено на странице в контакте Умки: "У нас был офигенный вечер в "Пунктуме" вчера. Собрались люди свободным образом. Кто-то поиграл, кто-то послушал. Играли из новых - Аркадий Бабаян из Кривого Рога (очень клевый), Женя Каренин из Ялты (вообще профессиональный тип, далеко пойдет), из старых - Гриша Шлягер, с которым мы знакомы уже лет тридцать, начинали когда-то одновременно в соседних тусовках. Потом была собственно презентация книжки, которую написал Павел Журавель. Книжка рассказов. Тираж 20 штук, кончился в течение минуты. Обратите внимание на писателя по имени Павел (или Павло - он тоже с Украины) Журавель. Потом я пела песни, очень громко и отчаянно. Потому что хуево мне, братцы. А хорошо только с вами, и отпускает, только если песни орать. Спасибо вам всем, кто принес деньги и кто не принес, кто пришел и кто не пришел. Я вас люблю. Я скоро приеду".
Collapse )